Последний из первых

Канчча Шерпа – последний живой участник первой успешной экспедиции на Эверест 1953 года.

Канчча Шерпа живёт в Намче, Непал. Когда ему было 19 лет, он познакомился с Тензином Норгеем, и тот дал ему работу носильщика в экспедиции на Эверест. Канчча получал тогда за свою работу всего восемь рупий в день.

«На эти деньги можно было тогда купить больше, чем сегодня на 8000, – признается он. – Я познакомился с ним в 1952 году. Тензинг жил тогда в Дарджилинге, у него там была компания горных проводников, и мне рассказали, что он давал работу молодым шерпам. Мне потребовалось много дней, чтобы добраться туда. Тензинг был родом из Таме, но знал моего отца и принял меня очень хорошо. Сначала я просто помогал ему, а через год он сделал мне предложение, которое изменило мою жизнь.

В экспедиции было 15 сахибов (новозеландцев и англичан), 30 шерпов и 400 носильщиков. Мы приехали из Дарджилинга на границу Непала на поезде, потом добрались до Катманду, а оттуда в Бхактапур. Тогда не было дорог и вертолетов, не было хороших мостов, и наш путь из Бхактапура до Намче-Базара занял целых 16 дней. Мы добирались сюда через три перевала, и чтобы не форсировать горные реки были вынуждены пересечь хребет Конгде».

Канчча не имел тогда никакого альпинистского опыта, но поднялся в команде передовых шерпов к 7-му лагерю на Южное Седло: «В ту ночь нас было пятеро: трое шерпов, включая меня, Тензинг и Хиллари».

Канчча после этой экспедиции побывал на склонах Эвереста ещё 7 раз в составе других экспедиций. Был с Хиллари на Макалу, где участвовал в спасательной операции, когда двое участников упали в трещину и провели там целую ночь. Достать их оттуда удалось лишь на следующее утро. Участвовал он и в составе успешной индийской экспедиции на Аннапурну III, когда жители Мананга устроили восходителям бойкот, протестуя и не желая пускать альпинистов на вершину, чтобы те не навлекли гнева местных божеств.

«Тогда было все по-другому… Сейчас здесь больше шестидесяти гест-хаузов, а я ещё помню, как открывались самые первые из них: Himalayan Lodge и Panorama».

Спрашиваю, был ли он в составе экспедиций со стороны Тибета: «Нет, мне туда никогда не давали пермит, и на Кайласе тоже ни разу не был, хотя очень-очень хотел бы там побывать хотя бы один раз в жизни».

«Сейчас, когда в Тибет пришли китайцы, у тибетцев появился рис и лапша. В детстве я никогда даже не пробовал рис… Раньше мы все питались одной цампой, картошкой и тем, что удавалось найти в горах. Даже цампы не всегда было вдоволь. Но отношение к жизни за эти годы тоже кардинально поменялось. У нас, конечно, появились деньги, которых мы никогда раньше не знали. Зарплату за участие в экспедиции нам тогда платили монетами, бумажные деньги в то время даже никто в глаза не видел. А сейчас даже можно вообще обходиться без наличных денег. И это очень хорошо! У шерпов появилась еда и возможность учиться. Но есть ещё другие вещи, о которых не надо забывать. Но, к сожалению, многие об этом часто забывают в наше время».

В 1973 году, после ряда трагедий в горах, в которых пострадали в основном шерпы, жена убедила Канчча Шерпу отказаться от участия в экспедициях.

«Она умерла 4 года назад… Мы сидели утром в Катманду, в квартире, и она пошла приготовить завтрак на кухню. Вдруг, я услышал, как там что-то упало. Когда я подбежал, она была уже мертва. Она умерла быстро и это хорошо, гораздо лучше, чем, если бы она долго болела и мучилась. Когда человек долго болеет перед смертью – это всегда большие проблемы и для него и для его семьи, лишние переживания, расходы. Я бы хотел уйти из жизни так же быстро. Ей был 81 год. Мне ее, конечно, очень не хватает! Она была очень хорошим человеком. Но тут уж ничего не поделаешь, такова жизнь!»

Канчча 86 лет. Он и его семья живут в Nirvana Home. Он возглавляет Канчча Фонд, который они с семьёй запустили три года назад в целях дать хорошее образование детям из семей шерпов. Канчча практикующий буддист – каждый день посещает соседнюю гомпу для медитации и совершает кору вокруг городка. Он в хорошей физической форме и знает почти всех лам в районе Солокхумбу.

«Лама Тенгбоче родился вот в этом доме, по соседству, он меня на два года моложе, ему всего 84», – смеётся Канчча.

Его сын практически является мэром Намче-Базара, поскольку возглавляет совет шерпов, принимающих решения по ключевым вопросам общественной жизни. А дочь живёт с мужем в Дании. Кстати, с Канчча меня познакомил датчанин Бруно, старый друг и почти член семьи и очень прикольный человек сам по себе, история которого также заслуживает отдельного рассказа.

Одним вечером в октябре 2019 года мы разговорились с Канчча Шерпа и провели в беседе около часа. Тогда я не знал других подробностей его жизни. А на следующее утро нашел в сети статью, которая вышла в National Geographic в мае 2019. В июне ее уже успели перевести на русский язык и выложить на ресурсе «Непал сегодня».

Пожалуй, это самая содержательная статья из того, что удалось найти в сети. И хотя часть информации в ней повторяет то, что вы только что прочли, там есть некоторые другие интересные детали. Большая часть остальных статей по запросу kancha или kancha sherpa дублируют информацию или передают в основном личные впечатления от встречи с живой легендой…

Об авторе

client-photo-1
Федорович Андрей
Основатель и глава клуба, гид

Комментарии

Добавить комментарий